Как не развить в ребенке комплексы

В жизни ребенка немало кризисных ситуаций. Неизбежные, естественные кризисы: поступление в детский садик, в школу и учеба в пятом классе, рождение брата, сестры. Ситуативно возникающие кризисы: глубокий, затяжной кризис в семье, развод родителей, смерть бабушки, дедушки, кого-то из родителей; преследование со стороныстаршего по возрасту ребенка, подростка во дворе или в школе; хроническое заболевание, физическая травма, наносящая ущерб внешнему облику или стесняющая свободу жизни ребенка, госпитализация, отрыв от семьи.

Кризисы опасны тем, что способны «закомплексовать» ребенка. Комплекс — вытесненные в неосознаваемую сферу психики события, потрясшие ребенка, длительные тягостные ситуации, в которые он попадал, не будучи в состоянии их до конца осознать, контролировать, преодолеть, ощущая при этом страх и безвыходность происходящего, ощущая беспомощность, отчаяние, беззащитность, одиночество в беде, переживая унижение, острую горечь, чувство несправедливости. Все подобное, пережитое ребенком, как говорят, западает в душу, остается в неосознаваемой памяти навсегда и может сокрушительно сказаться на судьбе, на жизни человека.

В данном случае наипервейший долг родителей — не допустить такого положения, при котором ребенок переживает чрезмерный страх, тоску, длительное состояние тревоги, отчаяния, беззащитности, одиночества, безвыходности своего положения, глубокое унижение. И добавим к этому, принципиально и категорично, что после подобных потрясений ребенок может стать «другим», «другим» в отрицательном смысле: он может оказаться сломленным, может утратить природную мужественность.

Ребенок должен быть уверен, что его родители всегда рядом, даже если они отлучились по своим делам (телефон!), что он защищен, что он в безопасности. Лейтмотив отношений родителей с ребенком в рассматриваемом аспекте: мы внимательно следим за всем, что происходит вокруг тебя, мы немедленно придем на помощь, у нас много дел и интересов, но твоя безопасность, твои проблемы для нас превыше всего!

Поступление в детский садик, в школу — всегда кризис, но для хорошо подготовленного ребенка этот кризис естествен, не чреват отрицательным, стойким стрессом, не «комплексует». Подготовленный ребенок обучаем и не раздражает воспитателя, понимает все, что надо понимать, умеет все, что надо уметь, способен себя защитить. Он безболезненно адаптируется к новой ситуации, уверенность в себе не только не подрывается кризисной ситуацией, а, напротив, укрепляется. И кризис не только не «комплексует», но, наоборот, укрепляет Я. Для подготовленного ребенка ситуацию, в которой он оказывается в детском садике и в первом классе школы, можно выразить словами: «Не так страшен черт, как его малюют». Не подготовить ребенка к детскому садику, к школе — все равно, что бросить его в воду, наблюдая, выплывет он или нет.

Пятый класс — резкое, кризисное усложнение обучения, испытание, экзамен. Нет одной учительницы, нет щадящего «детсадовского» подхода к ребенку, нет отношения, при котором, если «ты слаб в математике, я удовлетворена тем, как ты читаешь и пишешь». Пришли «предметники», и для учителя математики, малоспособный к ней — малоспособный к учебе вообще.

Таким образом, кризис может быть полезным, как стимул, как встряска, добрый опыт преодоления трудностей, может быть и отрицательным, «комплексующим».

Точно так же рождение брата, сестры — естественный кризис, ибо многое меняется в отношении родителей к ребенку. Однако подготовленный к этому событию ребенок, да еще при мудром отношении к нему родителей, когда и его не забывают, когда не звучит поминутно: «Ты большой, ты должен!», становится серьезнее, ответственнее, добрее, пережив этот кризис.

Кризис в семье, даже развод родителей, не должен иметь сокрушительных последствий для ребенка. Родители-конфликтуют, разводятся, но все происходит не так драматически для ребенка.

В жизни есть много непосильного для психики ребенка, и это, в первую очередь, смерть бабушки, дедушки и особенно кого-то из родителей. Я однозначно считаю: ребенок не должен видеть мертвыми близких ему людей, участвовать в захоронении! Для него вообще непосильны такие сцены, эта сторона жизни. А в остальном мудрость взрослых способна смягчить и этот кризис. И ребенку говорят примерно так: «Дедушка был старенький, дедушка ушел, попросив нас всех жить долго. Это очень грустно, мы все должны выполнить просьбу дедушки. Помни дедушку, он был добрым, любил тебя и хочет, чтобы тебе всегда было хорошо».

Кризис, связанный с пережитым насилием, устраняется с помощью психотерапевта, и хорошего психотерапевта следует найти, не жалея усилий. Преследование ребенка со стороны старшего по возрасту пресекается всеми возможными средствами! Затягивание этой ситуации недопустимо, она однозначно порождает комплексы. Вот тут-то родители на деле доказывают ребенку, что он не беззащитен перед злом, что они, родители, всесильны, отважны и мудры. Мудры потому, что учат, как умно, мирно можно разрешить и такую ситуацию.

Хронические заболевания у ребенка преодолеваются энергично, с огромным вниманием к его переживаниям, с поиском лучших врачей. Ведь детство и хроническая болезнь несовместимы: ребенок не понимает, что следует потерпеть, смириться с ограничениями, порожденными болезнью. Он играл с детьми, он выходил во двор, а теперь родителям надо играть с ним, занять его так, чтобы жизнь сама как бы пришла к нему, к его постели. То же и при травмах. Госпитализация ребенка допустима только по жизненным показаниям. Все, что может быть излечено дома, должно быть излечено только амбулаторно.

Но если ребенок все-таки оказывается в больнице, там вместе с ним должна быть и его мама, а папа несколько раз в день — под окном! И здесь отметаются все бюрократические препоны, все «пропуска». Они антигуманны, они противоестественны, их придумали люди без сердца, не любящие детей и людей вообще! Такие «организаторы здравоохранения» заявляют, что больница — не проходной двор, что присутствие посторонних взрослых в ней антигигиенично, дезорганизует лечебный процесс. Но ведь в лучших клиниках мира родители постоянно общаются с детьми, и там это почему-то не «дезорганизует работу». Все эти придуманные препоны не более чем сопротивление родительскому контролю за уходом и отношением к детям в больнице.

В качестве ситуативно и часто возникающих кризисов выступают конфликтные ситуации в общении ребенка с другими детьми. Конфликты естественны и даже необходимы ребенку как опыт отношений с другими без потери своего достоинства. Весь вопрос в том, что ребенок не должен сам провоцировать эти конфликты, что он обязан знать меру в реакции на конфликтную ситуацию, что он должен научиться разрешать конфликты без озлобленности, мирно, умея прощать, а еще лучше — умея предотвращать конфликты!

Родители спокойно, терпеливо наблюдают за возникшими между детьми конфликтами, давая возможность своему ребенку самому разрешить их, найти выход. И здесь действует мудрое правило: никогда не делать за ребенка то, что он может и должен сделать сам. Родители помнят, что конфликты — та экстремальная ситуация, та психодрама, та школа для ребенка, которая воспитывает его сама по себе, дает ему необходимейший жизненный опыт. Пока конфликт развивается естественным для детей путем, взрослый не вмешивается в него. Нет людей, которые бы интуитивно не понимали, что нормально, естественно, по-детски, а что — уже перехлест или патология, когда кто-то из детей начинает вносить в конфликт уже «акцентированную» ожесточенность, когда возникает опасность психической или физической травматизации. Взрослый вмешивается в конфликт только тогда, когда «война» уже ведется без правил!

Из конфликтов, в которых ребенок вел себя справедливо, отважно, достойно и умно, рождается благоприятный жизненный опыт и уверенность в себе, а из конфликтов, в которых озлобился, был не прав, труслив, жалок, — детская нервность или трудность.
Хотите узнавать новую информацию?
Присоединяйся к сообществу УНИКАЛЬНЫХ женщин! Подпишись на рассылку!!!
mysmartbody@mail.ru
+7 701 336 56 89
Made on
Tilda